Выберите ваш городСкоро и в других городах России

Костромское РГО предприняло экспедицию по средневековому торговому пути «из варяг в арабы»

Костромской отделение РГО в начале мая осуществило первый разведывательный сплав на деревянной лодке по рекам двух океанов.

Команда из четырех человек преодолела путь по рекам Костромской и Вологодской областей на уменьшенной копии ладьи северных народов. 

Маршрут был составлен по рекам: Вохтожка, Килега, Монза, Кострома, Векса. Основная цель, которую ставили перед собой исследователи, изучить и описать средневековый торговый путь, получивший условное историческое название «Из варяг в арабы».

«Известно, что по рекам, впадающим в Северную Двину, новгородцы, скандинавы-викинги и другие северные народы спускались вниз до рек Волжского бассейна, где с помощью волоков переправлялись через водораздел на реки Кострома, Унжа, Ветлуга. Однако до настоящего времени данные маршруты недостаточно описаны и изучены».

Роман Рябинцев руководитель Костромского областного отделения Русского географического общества

Конечной точкой маршрута должно было быть городище Унорож в Галичском районе. Во время археологических раскопок последних лет там обнаружено большое количество артефактов, связанных со скандинавскими народами: бусы, бисер, костяные гребни, украшения и многое другое. Из чего историки делают вывод, что Унорож уже в раннем средневековье участвовал в международных торговых отношениях. 

«Из варяг в арабы» - наиболее древний из трех Великих торговых путей, пролегавших по территории Руси. И в основе его были реки с волоками на водоразделах, так как дорог, в современном их понимании, просто не было. 

Подготовка к экспедиции Костромского РГО началась с изучения исторических документов. 

«Мы выяснили, что в верховье реки Костромы в разное время находилась сеть волоковых систем, дававшая возможность попадать водным путем в притоки северных рек Сухона и Северная Двина, а оттуда в Балтийское и Белое моря. Два волока между Лежей и Монзой были описаны и пройдены сухопутным путем Вологодскими исследователями (Усольский волок и Канал Ивана Грозного). Нас заинтересовал путь Кострома- Монза- Килега, далее водораздел болото бывшее еще недавно озером и Вохтожка-Лежа- Сухона. И мы нашли упоминание этого пути».

Дмитрий Шнур участник похода, член костромского отделения РГО

«В книге австрийского посла Сигизмунда Герберштейна рассказывается о пути, которым русский посол Дмитрий Герасимов ехал в Данию. Из Москвы в 1496 году они с товарищем добрались до города Переславля, затем на судах по Волге, затем по реке Костроме и её притоку, а оттуда сухим путём семь вёрст «до какой-то речки». Далее шли по реке Лежа, впадающей в Сухону. Затем по Сухоне, Северной Двине и морем добрались до места назначения. Надо полагать, что приток Костромы – это река Монза, а «какая-то речка» – это Вохтога. Этим путём позднее проходили и другие «государевы люди». По мнению учёного-филолога А.П. Афанасьева, Волок между Монзой и Вохтогой существовал еще до начала славянского освоения Русского Севера и Среднего Поволжья».

«Для полного погружения и исторической достоверности мы решили построить лодку по технологии того времени. И при помощи весел, шестов и веревок пройти путь, как это могли делать варяги в IX веке. У нас на Верхней Волге мастеров не нашлось, традиции деревянного кораблестроения утеряны. А вот корабелы с Ладоги Виктор Волков и сын его Тимофей знания предков сохранили. И построили для нас ладью: легкую и прочную, специально для преодоления волоков и перекатов. Изогнутый нос плавно переходит в киль. Киль придает форму всей лодке и его обводы повторяют доски обшивки, ложащиеся друг на друга в внахлест и стягиваются меж собой заклепками (клинкерная технология при наборе скорости позволяет забирать воздух под днище судна и уменьшать трение и соответственно увеличивать скорость). Тем самым создается прочный кокон (по такой технологии делают поморские карбасы на Белом море), затем устанавливают шпангоуты (кокоры) из целого изогнутого корня хвойного дерева. По такой технологии можно без потери прочности уменьшить толщину бортов и сократить количество шпангоутов, тем самым уменьшить вес лодки. Для перетаскивания лодки по отмелям на киль прикрепили дополнительный брус. При общей длине лодки пять метров двадцать сантиметров и ширине в сто пятьдесят сантиметров вес составил всего сто пятьдесят четыре килограмма».

Оснащение лодки составили: четыре весла по два с половиной метра длиной, весло канойного типа, четыре банки (носовая, кормовая и две центральных), два шеста длинной три метра, веревка длиной 40 метров. 

Ладья прибыла в Кострому из Санкт-Петербурга в конце апреля. Ей дали имя Буян и перед дальним походом сначала поставили на несколько дней на реку, чтобы она набрала воду, набухла. Ходовыми испытаниями на Волге команда осталась довольна, оценив легкость хода и скорость.

В час ночи 1 мая команда в составе историка Романа Рябинцева, археолога Сергей Розова, а также представителей клуба активного отдыха «Серые волки» Дмитрия Шнура и Тимура Буркова (все члены костромского отделения РГО) с лодкой в прицепе выехала в сторону Вологодской области. Стартовать решили от берега реки Вохтожка у поселка Вохтога. 

«В восемь утра мы были на месте. Спустили лодку на воду в деревне Вохтога у красивейшей церкви на реставрации с новыми синими куполами и золотыми крестами. Помолились о благополучном пути и пошли вверх по реке к водоразделу. Было видно, что основная вода спала, и река была в берегах. Но воды было еще много. Вохтожка, при ширине в несколько метров, оказалась на удивление глубокая. Трехметровые шесты не доставали дна, и приходилось отталкиваться от берега, где это было возможно. Через полдня борьбы с сильным течением, завалами, заросшими берегами мы выработали тактику прохождения рек против течения. Один человек был в лодке с шестом, один шел по правому берегу, таща на веревке лодку, а после встречи с препятствием перебрасывал веревку товарищу, который шел по другому берегу, и наоборот. Четвертый член экипажа делал разведку, снимал и был на подхвате. До 19 часов поднимались вверх, сделав пару остановок на обед и вылить воду из болотных сапог, немного подсушиться. На особо крутых излучинах реки лодку вытаскивали на берег и волокли по земле на веревках, как бурлаки, все вместе. В некоторых местах удавалось даже идти на веслах. Работа ладилась, лодка потихоньку шла вверх и перед деревней Черновка, которая во время половодья находится как будто на острове, наткнулись на непреодолимое препятствие. Большой перекат, за ним завалы и никакой возможности обтащить волоком, все заросло лесом. До конечной цели первого дня, устья реки Килега оставалось всего четыре километра. На общем сборе приняли решение спуститься вниз по течению до деревни Ваганово, там переночевать, а на утро всем вместе отправиться к устью Килеги пешком. На том и порешили. В Ваганово попросились у местного жителя на ночлег в баню, стоявшую у воды. Местные жители вообще на всем пути смотрели на нас как на пришельцев. Мы не рыбаки, не охотники, да еще из Костромы да на лодке, которую они отродясь на их реке и не видели. Но относились все дружелюбно и в Вологодской области, и у нас в Костромской. Предлагали воду, еду, ночлег, даже парное молоко. Охотно рассказывали, что знали от своих родителей про их родные места: был водный путь в Монзу от деревни Черновка, лодки вверх вниз ходили, в селе Сидорово большая ярмарка была, и с Костромы и с Лежи товар везли. И даже вспоминают, что продавали лососей. Вспоминали про соль, хлеб, мед и даже золото, которое со слов сторожил, мыли где-то не далеко».

На утро путешественников ждал сюрприз. Вода в реке отступила. И лодка, которая была на четверть в воде, стояла на берегу в метре от уреза воды. Поэтому было принято решение разделиться. 

Двое пошли на водораздел до Килеги пешком, а двое продолжили спускать лодку вниз до Вохтоги, договорившись встретиться там вечером, часов в шесть. 

К этому времени как раз подошла машина, на этой точке маршрута было заранее спланировано перевезти лодку на несколько километров по суше. Двое других участников экспедиции по телефону рассказали, что попали в сильнейшую грозу. Поэтому были вынуждены выйти к разъезду Лукино, там сесть на электричку и доехать до станции Вохтога. Но днем до дождя, плодотворно поработали: обследовали приток, болото, измеряли мосты под железной дорогой. 

«Мы забрали парней и выдвинулись к реке Монза в Костромскую область, для дальнейшего следования по маршруту», - рассказывает Дмитрий Шнур. На ночевку остановились в селе Ферапонт. Ключи от домика костромичам оставил настоятель Вознесенского монастыря о.Михаил, сам уехавший накануне в Москву.

Насколько физически трудно было людям из XX1 века сплавляться по воде средневековым способом? Участники экспедиции рассказали, что «жаловались только на обгорелые носы, мозоли на руках, боль в мышцах и суставах, ссадины. А основным лекарством во время путешествия были пилюли витамина С». 

На следующее утро гребцы полным ходом вышли из Монзы в реку Кострому. Подняли флаг Русского Географического общества, ветер попутный, в корму, скорость течения три с половиной километра в час, глубина под килем метров шесть, а может и больше.

«Чуть выше этого места находится каменная гряда Баран. В древности прямо в реке стоял огромный камень с двумя выступами в форме рогов. Это место было центром поклонения местных народов чуди, веспов, до прихода славян. Затем во время половодья судоходству мешали рога Барана, торчащие из воды, и русские их отбили, а со временем Баран разрушился. Но само по себе место примечательное, такая каменная гряда-редкое явление в наших местах. Недавно телевизионщики из Москвы с канала «Звезда» снимали о Баране фильм. В реке Костроме Буян подхватило мощное течение, с которым мы едва успевали справляться, выгребая на середину. Буян на веслах разгонялся до двенадцати километров в час, а в среднем шел девять-десять километров в час. При разгоне появлялся звук под лодкой, как будто кипит чайник. Это древняя технология корабелов севера помогала Буяну скользить по воде».

Дмитрий Шнур участник экспедиции «Северный волок: из варяг в арабы»

Команда прошла Талицу, урочище Вершуги, Центральную. К восьми часам вечера показалась стрелка г. Буй. Сходу вошли в реку Вексу и попытались подняться вверх по течению. Однако, после двадцатиминутной схватки с весенним течением, пройдя двести метров, решили развернуться, причалив к подножию зеленных укреплений города- крепости Буй. Устраиваясь на последнюю в той экспедиции ночевку и обсуждая прожитый день, исследователи сделали вывод, что на веслах в половодье было не подняться вверх по Вексе, да и по Костроме. 

«Значит, скорей всего, корабли вверх тащили на веревках, а берега были расчищены и приспособлены для подъема кораблей против течения». 

«Утром мы отправились дорогой в Унорож. Городище встретило нас разливом реки Вексы и Тойги. Высокая площадка, окруженная с трех сторон водой. Курган Журавец нависает над изгибом дороги, которая по единственному сухому пути ведет в крепость. Стоя на девятиметровой высоте бывшего городища неизвестного нам народа, так и представляешь, как под стенами и башнями крепости, под Журавцом, вдоль пристани качаются на воде Варяжские ладьи, и купцы вытаскивают товары, привезенные с края света. Наша разведка закончилась. За четыре дня мы проехали сотни километров и прошли по воде десятки. План маршрута мы выполнили на 90 процентов. Узнали и почувствовали за время похода на деревянной лодке, приводимой в движение веслами, шестами и тягловой силой, столько, сколько не узнали бы и не почувствовали бы за всю жизнь».

Дмитрий Шнур участник экспедиции «Северный волок: из варяг в арабы»

Источник: smi44.ru

Читайте последние новости города с телефона
Оставайтесь в курсе жизни города, где бы вы ни были, с мобильным приложением «МойДом»